Бестселлер января: секреты жизни в розовых тонах

Да, они забавные, но всегда с ноткой грусти. На бумагу Долецкая переложила истории, которыми делилась с друзьями на дачных посиделках. «Глянцевая девочка», как себя называет Алена, играет не роль, а саму себя. И в этом есть авторская честность. До легкой рези в глазах смотрящего. И обнажается если не полностью, то вполне провокационно.

Начинка книги доказывает фразу известного автора детективов Ю Несбе, что жизнь – одно непрерывное преодоление. Хотя название и отдает безмятежностью, но это всего лишь красивый фантик.

Бестселлер января: секреты жизни в розовых тонах

Расставание с кличкой «Жирик», появление в лексиконе слова «улучшайзинг», безуспешные попытки сделать героя из «своего» мужчины, и особо трепетная любовь к собакам. Попутно она погружалась и в омут типичных женских горестей и радостей бытия. Обо все этом сочно и местами драматично-слезливо тоже есть в книге.

Бестселлер января: секреты жизни в розовых тонах

И при этом всем постоянное желание быть самостоятельной, всецело отдаваясь любимому делу. Тут и школьная потеря девственности, и многократные замужества, и неоднократные выкидыши, любовники и симпатии с интригующей незавершенностью. Дела менялись: от перевода книг и PR-а после окончания филфака до одиозного прихода в мир российского глянца.

Тот самый гламур, который занимал доминирующую нишу в Москве в 2000-х. Но основа повествования все же глянец. Она эффектно продавала стиль жизни, красочно поданный на страницах собственного журнала: «От американцев я взяла яркость и внятность модного сообщения, от итальянцев – артистизм и мечтательность, от англичан – иронию и парадоксальность, от французов – элегантную эротичность». Для Долецкой это была работа. Понятное дело, что с добавлением российской души и создавался эффект стойкого привлечения внимания.

Именно она открыла миру Наталью Водянову. Журналы для Долецкой были равносильны хрустальным шарам, бросающим цветные лучи на многие жизни. Естественно, на страницах есть и наши знаменитости – добрейший Никулин, своенравная Пугачева, неподражаемый Черномырдин, загадочный Пелевин, гибкий Билан… Впрочем, мир журналистики больше полон нервов. Отдельные главы книги посвящены совместной работе, как и мимолетным встречам с Карлом Лагерфельдом, Джорджем Клуни, Кейт Бланшетт, Катрин Денев и Наоми Кэмпбелл, показывая их ранимость и человечность. Здесь можно выделить историю с Земфирой, которую Долецкая неимоверными усилиями уговорила на фотосессию. Особенно когда дело касается своенравных звездных личностей.

По походке человека всегда видно вот это „я пошел“. Я – за ней. Достало, (снова нецензурное слово)!“ Исторгаю на нее волшебные облака успокоения, нежности, просьбы, всего на свете. Догоняю ее через трамваи и гудящие машины, а она мне: „Все… (далее – нецензурное слово), я больше не могу, все вот это вот, не могу! Посмотрела в глаза. Она остановилась. И молча доснялась. Села на Vespa. Уф-ф-ф!»

Будет негодовать из-за миллиметра неточно сделанной стрижки… Она умеет кидаться не предметами, отшвыривая не понравившиеся туфли, но поворотом головы, жестом и словом, которое летело, как бритва, прямо тебе в горло… И наконец долгожданный финал, Земфира выходит в кожаном плаще, конечно, застегнутом, но на голое тело, на Басманную, где стоит наша Vespa. «Я знала, что Земфира – перфекционист. И тут Земфира, игнорируя мотоцикл, решительным шагом переходит Басманную улицу на другую сторону, на которой нет ни фотографа, ни Vespa. За ней гуськом – Рената, Володя с камерой, продюсер Юля и я. И куда-то уходит.

Потому нюансы встреч, расставаний, предательств и интриг в череде не только звездных будней, читаются также увлекательно. Работа, естественно, пересекается и с обычной жизнью, где разноградусных эмоций хватает тоже с избытком. Все это она подает с досадой, но притом и с улыбкой. Долецкая делится своим опытом, своими ошибками, извлеченные уроки из которых пригодятся любой девушке. «Мне космически повезло подглядеть за метаморфозами больших героев. Потому как в автобиографии ей важнее не собственное «я», а люди, которые это местоимение формировали. Не жизнь, а сказка».

Сохранять молодые желания. «Не бояться провалов. Учить, не впадая в менторство, и учиться, не впадая в детство».

  Всего 69 просмотров