Дмитрий Хворостовский: не хотел умирать при детях

Очень любил вкусно поесть и ел всегда с аппетитом. В жизни он был абсолютно земным. Как настоящий сибиряк, умел лепить пельмени. Обожал итальянскую кухню, хорошее мясо. Угощал меня ими однажды – очень вкусно. Делал их от начала до конца (и фарш прокручивал, и тесто месил) по рецепту своей бабули Маруси, которая его растила. Мог сам, если нужно, помыть полы, посуду. По дому умел все: починить электропроводку, кран заменить, полки прибить. Был абсолютно приспособленным к обычной жизни мужиком.

– Мы вместе работали над проектом «Дежавю». – Мы познакомились с Димой в 2007 году на «Новой волне», в Юрмале, куда он приехал по приглашению Игоря Крутого, – рассказывает поэт Лилия Виноградова. Мы встречались не так часто, как хотелось, потому что у Димы был мощнейший гастрольный график. Буквально с первого рукопожатия, такого распахнутого, открытого, стало понятно, что мы близкие люди, и помимо совместной работы началась совершенно невероятная дружба. Лучшие площадки, лучшие оперные театры мечтали заполучить его, и он непрестанно работал. Он был невероятно востребованным артистом, его обожала вся планета.

Дмитрий Хворостовский: не хотел умирать при детях

У него не было ни особых претензий, ни барских замашек. Дима не любил чужих людей рядом. Он очень уважал и ценил любой труд каждого человека. Конечно, присутствовали помощники, но слуги – никогда. Все сделано ими вместе, разумно и с любовью. Их дом с Флоранс, безусловно, красивый и комфортабельный, обустроен без излишеств, нуворишества. Всегда ароматный, свежевыбритый. Дима был чрезвычайно, до педантизма аккуратен и организован во всем.

Не строгий. Он очень хороший, любящий, нежный отец. Они все живут в Лондоне (у Дмитрия Хворостовского пятеро детей: близнецы Александра и Данила от первого брака со Светланой Хворостовской, удочеренная Мария от ее первого брака, Максим и Нина от второго брака с Флоранс Хворостовской. Мало видел детей и каждый проведенный вместе час старался баловать и холить их. «Антенны»). – Прим. Маша после смерти матери (Светлана умерла от сепсиса крови в 2015 году. Маша уже замужем, близнецы учатся в университетах. «Антенны») взяла на себя материнскую часть заботы о них. – Прим. Он очень любили вместе отдыхать, путешествовать. Дима совершенно одинаково любил всех детей. Он был абсолютно русским человеком, где бы ни жил. Говорил с ними только по-русски, чтобы дети могли спокойно общаться с бабушкой и дедушкой, которые живут в Москве.

Озорной и веселый или печальный и задумчивый. – На сцене – царь, бог, ангел, небесное неподражаемое существо, а сходил со сцены – и становился Димой Хворостовским в драных джинсах, майке и кедах. Всегда ходил в спортзал, который должен был быть или в отеле, где он жил, или в доме поблизости. Какой угодно, но неизменно живой-живой человек. Надевал наушники с клубной музыкой – и в заплыв. Очень много плавал, километрами. Любил всякие технологические игрушки, обожал гаджеты и тщательно сравнивал новинки. Он даже моржевал.

Ему предложили ангажемент. В Лондон он переехал после блистательной победы в Кардиффе. Когда он приехал в Лондон, ни слова не говорил ни на каком иностранном языке. Это нельзя назвать эмиграцией – человек живет там, где работает. Прекрасно говорил по-итальянски и по-французски, пел по-немецки. Но вскоре уже чистейше общался по-английски – богатая лексика и идеальное произношение. Фло выучила русский язык специально для Димы, из любви к мужу.

Это прежде всего его лучший друг Константин Орбелян – дирижер, пианист, заслуженный артист России. В их дом были вхожи немногие. Совершенно революционный проект: неслыханно, чтобы оперный певец пел советские песни. Песни военных лет – это полностью идея Орбеляна. Узнав о болезни, Игорь с женой Ольгой прилетели в Лондон с гранатами и черной икрой. Игорь Крутой стал очень важным, значимым для него человеком. Дружил с бывшим детским омбудсменом Павлом Астаховым и крестил его ребенка. Фло и Дима были очень рады принять их. Продюсер Стас Ершов, фотограф Павел Антонов тоже были его добрыми давними друзьями.

Дима пел главную партию, а она – одну из второстепенных. – Они познакомились в Женеве в 1999 году, где была постановка «Дон Жуана». Он никогда не видел таких женщин. Вспыхнуло сильное чувство. Флоранс ни в чем не знала отказа. Она много ездила за ним на гастроли, стараясь быть рядом. Ведь Диме их преподносили в несметном количестве. Только цветами не задаривал.

Благодаря ему я узнала, что оперные артисты – невероятные прикольщики. Диму обожали все и повторяли его имя на всех языках мира. Его боготворили и Анна Нетребко – она в эти дни безутешна, и Суми Джо (позвонила мне и долго ничего, кроме рыданий, из трубки не доносилось), и Ильдар Абдразаков, и Аида Гарифуллина, и Рене Флеминг, и Йонас Кауфман. Наш шоу-бизнес не сравнится с миром больших оперных звезд – как они шутят, как они умеют веселиться после работы. Многие молодые артисты обязаны Диме карьерой. Динара Алиева в последнее время являлась одной из любимых его коллег. Многих он задействовал в своем замечательном проекте «Хворостовский и друзья».

Статья прочитана раз