Каменская возвращается

Короче, Стасов, давай что-нибудь одно: или про любовь, или отчет к двенадцати». »…Если тебе так важна моя любовь, — со вздохом продолжила Настя, — ты бы попросил там, наверху, чтобы распорядились напихать в час не по шестьдесят минут, а по сто двадцать.

Впервые дело Каменской основано на реальном преступлении. Роман в двух томах «Другая правда» выходит четыре года спустя публикации последней книги Марининой. Но по сюжету молодой журналист Петр Кравченко уверен, что в тюрьме сидит не убийца. Осужденный по нему до сих пор отбывает наказание в исправительном учреждении. Он просит Каменскую помочь разобраться в этом запутанном деле.

Каменская возвращается

— Это перефотографированное многотомное уголовное дело об убийстве, совершенном 20 лет назад. – Материалы попали ко мне совершенно случайно, я их не искала, — рассказывает Александра Маринина. Но чтение материалов заставило меня кое о чем задуматься, и в результате появилась идея книги. Преступление раскрыто, обвиняемый приговорен к длительному сроку лишения свободы. Все они происходили сразу после 2010 года, когда она вышла в отставку и должна была искать новое «я» в новых жизненных обстоятельствах. Со времен последнего тома прошло не так много времени, так что вряд ли в мировоззрении моей героини могли произойти какие-то кардинальные изменения. А сейчас Настя уже пережила период перелома и адаптировалась.

Каменская возвращаетсяКаменская возвращается

— нерешительно спросил Петр. – Тогда я поеду? У вас же нога, вы плохо ходите. — Ничего, что я вас одну оставлю?

Каменская возвращается

Настя на собственной жизни, на своей шкуре давно прочувствовала, насколько сложен бывает ответ на этот вопрос. »…Рассказать или промолчать? Никто не имеет права решать за других людей, о чем им надо знать, а о чем не надо. Казалось бы, что тут трудного? А на деле? Звучит красиво, конечно. Промолчишь — тоже получится, что решил: им знать не надо. Расскажешь — получится, что ты решил: им надо знать. Это неправильно. Хоть так, хоть эдак — а все одно выходит: ты решаешь за других. Выход просматривается только один: положиться на судьбу. И никто пока еще не придумал, как сделать так, чтобы было правильно. Сочтет нужным — узнают, а нет — так и нет. Она мудрая, сама распорядится. Наверное, человек обращается к высшим силам, будь то Бог, судьба или еще что, когда реальная жизнь ставит неразрешимые вопросы. Не зря же существует присловье-совет: положись на судьбу.

Каменская возвращается

— Не беспокойтесь за меня. – Нога уже намного лучше, — успокоила его Настя, и это было правдой. А к четвергу я буду вполне в кондиции. Продуктов еще хватит на завтра, так что можно будет из дома не выходить. Если вы не передумали. Завтра отдыхайте, а в четверг продолжим.

Боже мой, как быстро все меняется! Настя рассмеялась.

— Им же могли позвонить на мобильный, чтобы убедиться, что они в отпуске, и забеспокоиться, когда ни один номер не отвечает. »…– Рискованно, — заметил с сомнением Петр.

Это сейчас можно купить аппарат практически на любой карман, а если серый — так и вовсе за копейки, а тогда за трубку нужно было выложить приличную сумму, да и разговоры были не дешевыми. – В девяносто восьмом году мобильные были далеко не у всех, по тем временам такое удовольствие считалось дорогим. Так что слова об отъезде в отпуск, например куда-нибудь в деревню, проверить невозможно. Если хотя бы половина того, что Сокольников рассказал на допросе, — правда, то есть муж и жена Даниловы регулярно попивали и постепенно опускались, то я готова голову дать на отсечение, что у них не было не только мобильников, но и пейджеров. Следователь обязательно должен был задать соответствующие вопросы.

Я же не специалист в уголовном процессе, я ничего в нем не понимаю, а вы хотите, чтобы я догадался. – Ну Анастасия Павловна, так нечестно! В каком разделе? Хоть подскажите: мне нужно что-то в кодексе посмотреть?

Направление мысли я вам задала, думайте. – А третий пункт вы должны сформулировать сами, дорогой Петр.

Взрослый парень, самостоятельный, получил высшее образование, работает, к чему-то стремится, хочет написать книгу, а она с ним разговаривает как с малолетним недоумком. Настя посмотрела на обескураженное лицо журналиста и рассердилась на себя. Не выйдет из нее педагог, зря Таня на нее понадеялась». Стыдно.

Думайте. – Вопрос не на знание права, а на знание жизни. В кодекс смотреть не нужно, достаточно просто напрячь извилины.

— возбужденно заговорил он. – Вы считаете, что здесь какой-то подвох? Может, Сокольников действительно невиновен, а следователи пытаются навесить на него… — Какие-то нарушения закона, чтобы скрыть шероховатости в версии следствия?

— И мне совершенно не интересно, виновен ваш Сокольников или нет. – Ничего такого я не считаю, — резко ответила Настя. Читайте вслух. Моя задача — объяснить вам ход предварительного следствия и научить разбираться в документах, а участие защитника — важный элемент процесса, и пока мы не внесем ясность в этот вопрос, мы не можем двигаться дальше.

— Неужели у меня начал портиться характер? «Опять я вредничаю, — с неудовольствием отметила про себя Настя. Неужели вот так проявляются возрастные изменения, которых я так боюсь?»

— Персональный компьютер является частью личного пространства человека, и читать с вашего ноутбука я не стану, я уже предупреждала. – У вас были варианты, и вы свой выбор сделали, — сухо сказала она.

Она не собиралась идти на поводу у Петра и докапываться до правды, но с любовью к решению задачек ничего поделать не могла. Чутье, однако, подсказывало ей, что именно в этой дурацкой ситуации с защитниками кроется что-то очень важное. — Но сама для себя попытаюсь понять». «Я ничего ему не скажу, — твердила себе Настя, слушая монотонное бормотание журналиста, быстро читающего документы.

Объяснила мальчику, зачем нужен ордер и какова процедура его получения, рассказала об оплате адвокатов по назначению и по приглашению — и все, иди дальше, не пытайся установить истину по делу двадцатилетней давности на основании неполного комплекта документов, это пустая затея, тем более что никто тебя об этом не просил. Чего она вцепилась в этих сменяющих друг друга адвокатов?

На протяжении шести сезонов главную героиню играла актриса Елена Яковлева. Премьера детективного фильма по романам Марининой состоялась 14 декабря 1999 года. Раскрывать дела Анастасии Павловне помогали старший оперуполномоченный майор милиции Юрий Коротков (Сергей Гармаш) и капитан милиции Михаил Лесников (Дмитрий Нагиев). В Московский уголовный розыск она пришла майором, в шестом сезоне дослужилась до звания подполковника. Надежное плечо подставлял Каменской супруг Алексей Чистяков (Андрей Ильин). Отделом руководил полковник Виктор Гордеев (Сергей Никоненко), которого прозвали Колобок. В 2009 году проект покинул Сергей Гармаш, так как у него появилось много других съемок. Он обеспечивал домашний уют и брал все бытовые заботы на себя. В 2011 году вышел завершающий сезон, снятый по книге «Пружина для мышеловки», где Каменская расследовала убийство писательницы. Продюсеры убили его героя, когда тот защищал Настю.

— Но это порочное желание, лукавый соблазн. – Влиять на съемочный процесс, конечно, очень соблазнительно, потому что всегда хочется, чтобы на экране получилось в точности то, что ты написал, — рассказывает «Антенне» Александра Маринина. Ну разве что в качестве зрителя-зеваки, которому разрешили постоять рядом и посмотреть. Автор текста, если он одновременно не является высокопрофессиональным сценаристом плюс опытным режиссером, не должен и близко подходить к съемкам. Что хорошо для страницы, очень часто плохо для картинки. Потому что киноискусство и искусство создания текста для чтения — вещи абсолютно разные, а зачастую и противоречивые. Мне кажется, что экранная Настя Каменская увереннее в себе, книжная — более тихая, более слабая, сомневающаяся.

  Всего 13 просмотров

Популярные статьи: