Михаил Шуфутинский: «Внуки не говорят на русском»

Порадую вас. — Юбилей отмечу в Crocus City Hall большим концертом 15 апреля. Это замечательные люди и великолепные артисты: Александр Розенбаум, Елена Воробей, Настя Спиридонова, Любовь Успенская, Денис Клявер, Лев Лещенко, Стас Михайлов, Тамара Гвердцители, «Хор Турецкого», Александр Буйнов, Вячеслав Добрынин и Анастасия Макеева. Многие мои друзья и коллеги выступят со мной на одной сцене. Споем дуэтом песни из моего репертуара, которые они выбирали сами.

Пережил я ее уход тяжело. — Моей супруги Маргариты не стало три года назад. Моему старшему Дэвиду 45 лет, живет в Москве, у него своя компания, занимающаяся звуком для телевидения и кино. Мы любили друг друга и прожили в браке 44 года. Их старшему сыну Андрею 20 лет, живет в Лос-Анджелесе, учится в университете. У сына и его жены Анжелы трое детей. Чудесная, трепетная девочка. Их дочке Анечке только что исполнилось 12 лет. Она хороший колорист: замечательно видит цвета, отлично их разделяет и представляет на холсте. Она занимается в школе с углубленным изучением испанского языка, рисованием в итальянской школе живописи и изучает фрески, картины, технику письма маслом, акварелью. Раньше увлекалась синхронным плаванием. В большой комнате у меня висят картины, написанные и подаренные Анечкой. Он оканчивает второй класс музыкальной школы при консерватории, фортепианное отделение. Младшему сыну Михаилу девять. Невестка сейчас не работает, а посвящает себя детям. Делает довольно большие успехи. У нее очень много времени на них уходит.

Михаил Шуфутинский: «Внуки не говорят на русском»

Живет с семьей в Филадельфии, штат Пенсильвания, хотя работает по контракту в большой фармацевтической компании в другом городе – Сан-Диего. — Мой сын Антон моложе Дэвида на три года. Внучке Ханне в сентябре будет пять. Его жена Брэнди заочно учится в университете на курсах, связанных с юриспруденцией, но в основном занята детьми – их четверо. Поет и танцует, но больше всего ей нравится ходить на дни рождения к подружкам. Она еще в детском саду, хотя называет его школой. Миша родился 9 января, а Захар – 2 февраля 2009 года. Ее старший брат Захар – ровесник Миши, сына Дэвида. Последний раз, когда я его видел, он носился с большой книгой, говорил, что пишет сценарий для телевизионного спектакля. Он хороший, послушный мальчик. Придумывает сам, но подпитывается информацией, которую видит по ТВ и в интернете. Рисует человечков, которые прилетели из космоса. Пишет музыку, стихи, рэп. 15-летний внук Ной учится на первом курсе университета в Вашингтоне. Ной сам аранжирует, снимает клипы, монтирует. У него своя группа Young Gravy, вместе с которой записал альбом, он есть на «Ютубе». Самый старший – Дмитрий, ему 22 года, учится на последнем курсе в университете Филадельфии на факультете международных отношений. Такой разносторонне развитый парень. Умный, образованный юноша. Его специализация – урегулирование международных конфликтов. Ему нравилось, но это не его призвание. Когда внук учился в школе, играл на саксофоне и ксилофоне в школьном оркестре.

Михаил Шуфутинский: «Внуки не говорят на русском»

Мама помогает ему, но очень тактично, а не запретами и приказами сидеть и заниматься. Мой внук Миша Шуфутинский – младший хорошо играет на фортепиано, учится в музыкальной школе при Московской консерватории. Заставлять детей нужно разве что следить за зубами.

Они живут в Филадельфии. У Антона основной язык английский (Брэнди ведь американка), хотя понимает и говорит по-русски. Надо ли их заставлять говорить по-русски? Но и внуки знают только английский. Если они почувствуют необходимость узнать лучше историю страны, откуда их предки и корни, выучат сами. Это все равно что отдать их учить китайский. Мой старший внук в детстве говорил, что будет поваром, а сейчас учится на факультете международных отношений. Никого не надо заставлять что-то делать. Его никто не заставлял, сам выбрал и преуспевает.

У каждого свое расписание, каникулы тоже в разное время. — Иногда мы собираемся все вместе вот в этом доме, но все не так просто. Сесть за стол – уже событие. Легче мне поехать к ним в Америку. Мы любим хорошие напитки, вкусную еду, и нас балуют наши помощники. Дом и территория довольно большие, поэтому есть люди, которые помогают мне по хозяйству. Один из помощников, Шамиль, родом из Узбекистана, с нами уже 11 лет. Могут, например, приготовить креветки в чесночном соусе или устраивают день разной пасты. Все мои гости ему аплодируют! Он мастерски готовит плов: сначала тушит лук, морковку, потом добавляет мясо, рис, причем каждая часть должна томиться определенное время. Если прошу русскую кухню, нам готовят замечательный борщ и котлеты, которые заливают сметаной на сковородке. Я обыкновенный человек и, как большинство, люблю на праздники салат оливье. Это так вкусно!

Мой диетолог говорит: «Если тебе что-то очень нравится, значит, это есть нельзя». — Но, как чувствую, что костюмы становятся малы, на пару месяцев сажусь на диету. Поэтому никакого мучного, сладкого, копченого! Вот и весь секрет. Так я и сбрасываю несколько килограммов и могу похудеть на пару размеров. Соль вообще стоит выбросить – тогда в течение полутора месяцев из организма уходит вся лишняя жидкость, он начинает функционировать лучше. А потом еще и еще. Но потом начинаю потихоньку расслабляться, оправдываясь тем, что один раз можно. Диета – это ограничение, нарушить ее очень легко. И возвращаюсь к своему предыдущему состоянию. Когда мне говорят: вам это можно, отвечаю, что мне все можно, мне не все нужно. Пью чай и кофе без сахара и не заедаю конфетками… Стараюсь не есть жирного. Но не всегда есть время – я часто на гастролях. В доме есть бассейн, за тренировку проплываю километр. Всегда страшился нырнуть в воду с вышки. Плаваю лет десять, а вот в детстве я как-то тонул, потом стал бояться, и для меня это стало большим комплексом. А во второй половине жизни преодолел детский страх и теперь плаваю весьма прилично.

Это такой стереотип: если, мол, удачно женился, завел детей, много зарабатываешь, построил дом и дерево, значит, состоялся. Состоялся ли я? Все очень условно. Есть люди, живущие под пальмой, которые едят кокосы, и им больше ничего не надо.

Никогда не навязываю детям и внукам, какую музыку им слушать. — В свои 70 лет горжусь своей семьей. Заставлять себя слушать – стыдно.

Иной раз у меня бывает очень много концертов, ежедневные перелеты и переезды, а иногда могу немного отдохнуть. Я всегда был требователен к себе, даже кажусь себе ленивым, хотя те, кто меня знает, считают трудоголиком. По Поволжью, Сибири, Уралу, Дальнему Востоку, городам черноморского побережья, на Кипре бываю, в Германии, в Америке – везде, где есть люди, говорящие по-русски, которым нужна моя музыка. Я езжу по всей нашей необъятной стране, и не только. Вот на бис петь не люблю, потому что мой концерт выстроен от начала до конца. Чем беднее люди, тем теплее принимают. Главное – чтобы зритель от меня ушел в хорошем настроении. Считаю, что, если исполнитель попрощался, глупо выходить еще раз.

  Всего 99 просмотров