Первая латвийская plus-size модель и член жюри проекта «Модель XL» Татьяна Мацкевич: «Если природа создала нас разными — значит, именно такими мы нужны этому миру»

Это ощутимо в сравнении с ситуацией, которая была еще несколько лет назад. Во многих странах plus-size сегмент модельного бизнеса только начал развиваться, но востребованность моделей с пышными формами стремительно растет. После того, как дизайнер одежды Андре Тан впервые в Украине выпустил на подиум моделей размера «плюс», наметился важный сдвиг. Тогда в Украине было немыслимо увидеть plus-size модель не только на обложке журнала, а даже на подиуме или в телевизионном шоу. Самое время поговорить с первой латвийской плюс-сайз моделью и основательницей движения бодипозитив в Латвии Татьяной Мацкевич, которая приехала в Киев, чтобы стать членом жюри проекта «Модель XL» на канале «1+1» и рассказать обо всех перипетиях plus-size моделинга.

У меня не было мечты уехать, но хотелось больше перспектив, развития. Мое детство прошло в прекрасном латвийском городе Лиепая на берегу Балтийского моря. Так в 24 года я оказалась в Риге.

На выставке товаров и услуг красоты «Baltic Beauty» меня заметил представитель известной марки одежды VAIDE и пригласил сняться для каталога. Начало моей модельной карьеры — счастливая случайность. У меня было то чувство, про которое в народе говорят: «и хочется, и колется». Тогда в Латвии никто, за редким исключением, не знал о моделях плюс-сайз, — собственно, и я тоже. Я понятия не имела, как все это должно происходить и чем я, такая толстушка, могу им пригодиться? Я приняла этот вызов неуверенно, поскольку не считала себя красивой и не понимала, как меня, обладательницу немодельной фигуры, приглашают не то чтобы на кастинг, а сразу на сьемку. Организаторам понравился результат, но мне эти фото тогда показались просто ужасными. Тогда в моей голове совсем не укладывалась концепция округлых форм и слова «модель» по отношению к себе, особенно, когда сьемки проходили в компании двух стройных, стандартных моделей, еще и профессионального уровня. Но после этого я начала получать приглашения на другие съемки и предложения от различных модельных агентств. Из-за неопытности я была робкой, зажатой в кадре, позы были неуверенными, улыбка — неестественной. Со временем я поняла, что мне это интересно и даже нравится.

Фотограф: Aiga Rēdmane. Татьяна Мацкевич на обложке латвийского журнала Shape.

Люди были не готовы к тому, что их стереотипы начнут рушиться. Когда я впервые появилась на обложке глянцевого журнала, реакция общества оказалась негативной. Первая реакция — отторжение. Ко всему новому общество обычно относятся с большим предостережением. Писали, что мерзко смотреть на такое тело, что я ленивая, если так себя «запустила», что меня никто такую не полюбит, что я безвольная и просто ищу оправдания своей лени, что ем круглосуточно только бургеры и картофель фри и больше ничего не делаю. Мне писали обидные комментарии, обзывали «жирной», «свиньей». Но были и ярые заступники — в основном, кстати, мужчины, которые поддерживали меня и говорили, что я прекрасна. Многие комментаторы призывали не брать с меня пример, говорили, что я пропагандирую ожирение, хотя это совершенно не так. Тогда я только начинала обретать уверенность в себе, доверять своим убеждениям, отражению в зеркале и мужчинам, которые окружали меня вниманием. Но я не верила им.

За последние 50 лет среднестатистический вес людей увеличился. Plus-size сегменту модной индустрии уже несколько десятков лет, просто в некоторых странах он только сейчас начинает набирать обороты. Все это сказывается на среднем весе людей в мире. Сейчас люди живут по-другому, меньше двигаются, испытывают больше стресса, экология стала хуже, а продукты питания — менее натуральными.

Фотограф: Aiga Rēdmane. Татьяна Мацкевич фотосессии латвийского журнала Shape.

Plus-size модели не навязывают стандарты красоты — они их расширяют. Нестандартные модели плюс-сайз помогают женщинам принять себя такими, какими их создала природа, и показывают, что полная девушка не менее привлекательна, чем худая. Модель плюс-сайз — красивая, женственная, ухоженная женщина. Ведь прежние стандарты заставляли людей слепо и массово худеть, нанося вред своему здоровью, лишь бы стать похожими на идеал. Нас, моделей размера «плюс», априори можно назвать представительницами движения бодипозитива, ведь своей работой мы призываем общество относится к полному телу так же, как к худому.

В Прибалтике и странах СНГ, в том числе и в Украине, к женщинам, чей размер больше M, предвзятое отношение. Америке, Германии, Великобритании пышные женщины и модели — совершенно нормальное явление, а в арабских странах — вообще богини. Зато в индустрии моды к нам уже относятся с неким почетом. На таких девушек общество реагирует негативно, даже с некоторой ненавистью, как к чему-то совершенно ненормальному. Хороших моделей с пышными формами не так уж много, особенно тех, кто вписывается в нужные стандарты.

Мы несем посыл принятия своего тела как своего собственного идеала. Plus-size модели нужны не только для того, чтобы демонстрировать наряды на округлых формах. Мы идем маленькими шажками к раскрытию телесности и естественности, которых наше общество боится, как апокалипсиса, в то время как в Все люди разные, и нельзя комплексовать из-за отличий.

Параметры допускаются совершенно разные, но самые востребованные размеры — европейские 44-46 при фигуре типа «песочные часы». Да, даже к нестандартным моделям есть требования: правильные пропорции, выраженная талия, грудь и бедра, ухоженные волосы, кожа и красивая улыбка, поскольку плюс-сайз моделей любят «превращать» в жизнерадостных улыбающихся пышечек.

Однако уж очень узкая талия приветствуется далеко не всегда, так как на фигуру с осиной талией намного сложнее посадить платье. «Песочные часы» в приоритете в большинстве случаев. Зато на такой фигуре будут прекрасно смотреться нижнее белье и купальники.

Например, в Великобритании работают много плюс-сайз моделей с фигурой типа «яблоко» или «прямоугольник», для которых характерны широкие плечи и не очень выраженная талия. Тем не менее, если у модели плюс-сайз другой тип фигуры, это не станет помехой карьере.

Но есть масса примеров, когда девушки с нестандартными фигурами даже по меркам plus-size добивались успеха в моделинге. Универсальными считаются плюс-сайз модели с параметрами, приближенными к 110-80-110 и 120-90-120. Тесс Холлидей при росте 165 см, весе 155 кг и параметрах 124-124-132 смогла заключить контракт с итальянским Vogue.

Есть крупные, а есть и категория «curvy», где представлены девушки 38-40 размеров. . В последнее время многие марки нижнего белья и купальников отдают предпочтение именно средним и полным моделям, отказываясь от подростковых фигур. У таких моделей тоже хватает работы, ведь наряды шьются не только на худых и полных, но и на средние размеры — все это нужно демонстрировать.

Как правило, у представительниц фигуры типа «яблоко» длинные и стройные ноги, поэтому часто модели с таким телосложением «продают» брюки и одежду oversize, но реже — белье и купальники. В странах, где plus-size сегмент модной индустрии более развит, в почете разнообразные типы фигур, которые и отдаленно не напоминают пресловутые «песочные часы», ведь для демонстрации одежды необходимы разные типы внешности.

Обязательно следить за питанием, ведь от выполнения этого пункта зависит не только поддержание оптимального веса, но и состояние кожи, волос, да и общий здоровый вид, что для модели крайне важно. Для того, чтобы держать тело в тонусе и быть выносливой, plus-size модель, как и любой другой человек, должна заниматься спортом и получать физические нагрузки. Насиловать себя ни в коем случае нельзя, но и распускаться — тоже!

Ей может быть нельзя ни поправляться, ни худеть. Когда плас-сайз модель становится лицом марки, с ней заключают контракт, в котором прописано, что она должна придерживаться определенного веса и параметров. Если не приучить себя к стабильному графику питания и физическим нагрузкам, будут постоянные скачки веса и изменения объемов, что негативно скажется на эмоциональном состоянии, состоянии кожи и карьере. Как правило, это сложная задача.

Я ни в коем случае не пропагандирую ожирение. Я за то, чтобы женщина любых габаритов была здорова и счастлива. На мой взгляд, каждый человек может сам поставить себе рамки, но так, чтобы избежать морального ущерба. Это тоже проблема, с которой нужно бороться. Хочешь сладкого — выбери полезную или менее калорийную сладость: черный шоколад, зефир, мармелад, и уж если булочку — то с творогом, а не со сливочным кремом, и съешь ее в первой половине дня. Хочешь есть — ешь, но не на ночь. Просто включи в тренировку дополнительные физические упражнения. Позволила себе лишнего вечером? Подумай, ведь за эти же калории ты можешь съесть что-то другое, а насладиться утолить жажду можно и ароматным чаем без сахара. Хочется лимонада?

Такой идеал крайней худобы был навязан в 1960-х моделью Твигги (не по ее вине, конечно), которая весила всего 47 килограммов. Я не вижу пропаганды ожирения в показах с участием моделей плюс-сайз, и уж тем более не могу это сравнивать с пропагандой анорексии — опасного последствия необдуманного, нездорового стремления к болезненному идеалу. Только для чего? Девушки фанатично худели до изнеможения, губили свое здоровье и жизнь, чтобы соответствовать эталону красоты с мальчишеской фигурой. Это деградация. Девушки стремятся изменить свой облик, но у них совсем нет времени заниматься внутренним миром и развиваться духовно.

Фотограф: Aiga Rēdmane. Татьяна Мацкевич фотосессии латвийского журнала Shape.

Разница в том, что бодипозитив, наоборот, оберегает женщин от психических расстройств, учит любить себя такими, какими их создала природа, не губить здоровье ради выдуманного идеала, а быть женщиной, быть счастливой, быть матерью, любимой женой, модницей и красавицей, лучшей для самой себя, а также призывает общественность воспринимать позитивно людей с разными формами. Между проблемами ожирения и анорексии стоит стремление к идеалу и привычка следовать мнению общества. Это и есть главная мысль бодипозитива, которую пропагандирует основная часть плас-сайз моделей.

Не всем дано и не всем подходит быть худыми. Хорошо, когда человек совершенствует свое тело, но не меняет его на 100%. Мы разные — полные, худые, средние, высокие, низкие, блондинки, брюнетки. Поверьте, сильно похудевшая женщина не выглядит так изящно, как худенькая от природы. Но нужно следить за собой, ни в коем случае не допускать ожирения, не лениться держать себя в форме. Природа лучше знает, что нам нужно: если она создала нас разными — значит, именно такими мы нужны этому миру.

Уже есть такие модели. Может ли человек с ожирением стать моделью? С другой, позиция plus-size модели — здоровье, красота и работа над собой. Тут у меня двоякое мнение: с одной стороны, нужно демонстрировать наряды для дам с такими же формами. Поэтому больше склоняюсь ко второму варианту, ведь модель и эстетика неразделимы, даже если речь идет о модели с пышными формами.

Все выглажено фотошопом, слишком идеально, и далеко не всем девушкам везет родиться с типом фигуры «песочные часы» и, поправившись, выглядеть как Эшли Грэм. СМИ и модельный бизнес навязывают практически недостижимые стандарты красоты. В то же время plus-size модели должны представлять интересы «обычных женщин», но слишком идеальные пышнотелые модели или их отретушированные изображения, наоборот, загоняют других полных женщин в еще большие комплексы.

д. К сожалению, общество еще не научилось воспринимать полных моделей с естественной внешностью, поэтому некоторым plus-size моделям приходится прибегать к обману путем удаления комков Биша и т. Я считаю, что сначала обществу нужно привыкнуть к тому, что округлые формы — это нормально. Это тоже крайность. Мы все разные и не должны равняться под одну гребенку, теряя индивидуальность. Я мечтаю, чтобы девушек «в теле» стали воспринимать наравне с худыми, потому, что различные типы телосложения — разновидности нормы.

К ним относятся как к маргиналам, брезгливо и с ненавистью, хотя именно так зачастую выглядит обычная ухоженная женщина, не связанная с миром моды. Сколько негатива выливается на плюс-сайз моделей! Сколько было социальных фотосессий женщин-матерей с РАЗНЫМИ ФИГУРАМИ, включая очень даже стройных, но с естественными, природными особенностями кожи! А если показать не только формы, но и естественность такой красоты, то негатива будет еще больше. Хотя это ведь не аномалия, а обычные женщины с телами, изменившимися после рождения детей. Эти фотосессии получили просто шквал негатива. Если выбирать между продолжением рода и идеальной подтянутой фигурой — я за первое! Не каждая женщина после родов может быть опять «в строю», ведь у нас разные гены, разная кожа, разный результат после гормональных скачков. К сожалению, такие натуральные фото вызывают бурю негатива и ненависти, хотя это абсолютно естественно. Мои дети стоят каждой моей растяжки и каждого приобретенного сантиметра в талии. Пора избавляться от подобных стереотипов.

Но у людей всегда были кумиры. Прекрасно, когда человеку хватает силы и уверенности не равняться на идеалы, а быть собой. В таком случае, эти идеалы должны быть достижимыми. Так сложилось, что многим они необходимы, ведь люди всегда во что-то верят. Ведь красота — не цифры, а состояние, которое идет изнутри. Я считаю, идеалом красоты в современном мире должна быть естественная, здоровая и ухоженная женщина, а не загнанная в жесткие параметры.

Все идет к тому, что человечество наконец начинает принимать естественность. Сейчас модно вести здоровый образ жизни, делать невидимый макияж (nude make-up) и естественные укладки, одеваться в стиле casual и athleisure и носить обувь на низком ходу. д. Это огромное достижение по сравнению с тем, что было раньше: яркий мейк, сумасшедшие прически, залитые литром лака, дамы на высоких шпильках даже на рынке, утрированные фигуры, бесконечная пластика и т. Естественность потихоньку обволакивает общество, и я этому безмерно рада. Сейчас все это кажется диким, вычурным, похабным и безвкусным. Разве это не прекрасно? Если раньше модно было «быть как все», то сейчас каждый человек имеет право на свое мнение и возможность самовыражаться. Предполагаю, что в скором времени в обществе станут нормально относиться к людям с разными формами и перестанут считать нас изгоями.

Это раз. Как правило, люди, которые любят критиковать, сами являются глубоко закомплексованным и не любящими себя личностями. Получается, что они льют грязь даже на любимых. Второе: я бы порекомендовала подумать над тем, что, возможно, их мама, сестра или дочь не соответствуют размерам «90-60-90».

Фотограф: Aiga Rēdmane. Татьяна Мацкевич фотосессии латвийского журнала Shape.

Но вопрос в терпимости. Кроме того, мне очень не нравится, когда смешивают понятие бодипозитива и ожирения. Он тоже хочет жить и радоваться, он ведь человек. Даже если человек страдает ожирением, возможно, по причине здоровья, а не лени, то разве он не имеет права быть счастливым? Поэтому главная цель бодипозитива — призвать общество воспринимать людей с любыми формами нормально. И нужно понимать, что любой сбой в организме, болезнь или лечение гормональными препаратами, беременность и роды, в конце концов, могут сделать тебя таким же!

Востребованность плюс-сайз моделей не оставляет мне шансов думать о себе и своей фигуре плохо. Моделинг помог мне полюбить свое тело и стать уверенной в себе. Я упорно пыталась похудеть, не ела после шести вечера, а то и после четырех, и даже принимали таблетки для похудения, которые испортили мне здоровье. Но на пути к этому я пыталась многократно спорить с природой и корректировать свое тело, чтобы быть ближе к стандартам. Но потом я научилась принимать себя — и стала счастливее. Что бы я ни делала, все равно быстро возвращалась в свой обычный вес. Самое главное, что нужно понять — мы живем ради себя и своих близких, а не ради тех, кому мы почему-то должны нравиться. У меня есть некоторые нюансы, которыми я не до конца удовлетворена — над ними непрерывно работаю, но это не мешает мне любить себя и быть любимой.

Я здорова, счастлива, чувствую себя комфортно в своем теле, мы с ним очень дружны. Если вам не нравится мое тело или моя жизненная позиция — это ваши проблемы, но никак не мои. Меня поддерживает огромное количество людей, они верят в меня, и это дает силы двигаться вперед. Я умею превращать дефекты (так ведь считает общество) в «эффекты» и преимущества! Тех женщин, для которых я могу быть примером, которым помогаю стать увереннее в себе. Я не имею права их подвести! Кто, если не я, может научить этих замечательных и сочных женщин понимать, насколько они прекрасны? Я горжусь тем, что смело, не слушая колких слов и оскорблений, иду против навязанных стандартов и поддерживаю женщин, которые сейчас находятся в той же ситуации, что я много лет назад.

Статья прочитана раз