Вдова Сергея Бодрова откровенно рассказала об истории их любви

Его вдова Светлана Бодрова, которая растит двух их общих детей – 19-летнюю дочь Ольгу и 15-летнего сына Александра, впервые заговорила о нем в интервью. Этой осенью минуло 15 лет с тех пор, как пропал без вести Сергей Бодров. Она откровенно рассказала их историю знакомства, которую поначалу вряд ли считала романтической, а также об их общих детях, которые стали для нее утешением на все эти годы.

Однако во время полета Кушнереву сообщили, что в Москве у него умер отец, и в результате на Кубе Светлана осталась с Сергеем Бодровым вдвоем. В том самолете она летела на отдых вместе с создателем программы «Жди меня» Сергеем Кушнеревым и его другом Сергеем Бодровым.

— Мне как одному из лучших работников телекомпании ВИD пообещали отпуск в любой точке мира, где захочу. «С Бодровым мы познакомились в 1997 году, – вспоминает она в разговоре с Colta. А потом они Ниццу зажали и говорят: „Взгляд“ едет на Кубу, они будут работать, а ты – отдыхать. Я выбрала Ниццу. В общем, садясь в самолет, я ненавидела „Взгляд“ и всех этих людей, с которыми мне придется почему-то провести свой отпуск».

— Я почему-то прекрасно помню этот момент: мы зацепились в домике Хемингуэя друг за друга. «И вот там, на Кубе, мы вдруг как начали с ним разговаривать, – продолжает Светлана Бодрова. Он потом мне в одном письме написал: „Мы с тобой как два брата-близнеца, которых разлучили тридцать лет назад“. И дальше говорили, говорили, не переставая: о себе, обо мне, о нем. Говорили друг с другом так, как будто до этого молчали всю жизнь». Мы, знаете, были как неотлипшие какие-то друг от друга, можно так сказать?

— Он, конечно, хотел снимать кино, писать сценарии, писать книги. «Ему надо было дальше развиваться, что-то делать, не останавливаться, – объясняет она. Сережа – человек очень свободолюбивый. И он понимал, что телевизионная рутина затягивает. Иногда нет развития, тебе кажется, что ты топчешься на одном месте и у тебя дальше ничего не происходит. А на телевидении полно каких-то обязательств. В какой-то момент ему все надоело, и он решил уйти».

— Понимаете, мы с ним, конечно, были на одной волне, я его поддерживала во всем этом. «Мне всегда нравилось все, что делает мой Сережа, – говорит она. Помню, когда он диссертацию защищал, я вышла и говорю ему: „Я тобой, как Родиной своей, горжусь, Серега!“ А ему там в комиссии говорят: „Жена на вас так смотрела! И всегда и во всем им гордилась. Невероятно…“ А я просто каждую секунду понимала, какое мне выпало счастье: какой невероятно глубокий и талантливый человек рядом со мной».

Причем сын, по ее словам, – копия отца. Утешение женщина находит в их общих детях.

Я одна не в состоянии это сделать. Она подчеркнула, насколько ей тяжело все эти годы без него: «Знаете, я теперь понимаю – мы так много могли бы нашим детям дать вдвоем. Тяжело, что у меня нет этих ежедневных часов на кухне с ним, когда мы могли до утра говорить, говорить, говорить. Мне от этого очень тяжело. Ехать в машине и молчать. Могли молчать точно так же. Иногда я вижу, как люди не умеют молчать друг с другом, а мы с ним могли. Или дома находиться и молчать. Не разговаривали, но это не значило, что мы не хотим разговаривать, мы все равно вместе, у нас внутренний между собой диалог».

— Очень. «Наш сын Саша – он такой же, очень похож по характеру на Сережу, – рассказывает Светлана Бодрова. Как-то на генном уровне все передалось вплоть до характера. Даже в движениях иногда: когда он начинает кривляться или танцевать, меня прямо током пробивает, потому что я вижу Сережу. И я понимаю, что, если бы они с Сережей сейчас были вместе, они настолько тонко друг друга чувствовали бы и понимали».

Статья прочитана раз